Почему эро фото — это на 90% фото девушек?

Проще пред­по­ло­жить, что это свя­зано с полом фото­гра­фов — среди них много муж­чин. Но женщины-фотографы тоже сни­мают Ню. Воз­можно, именно гено­тип жен­щин явля­ется несу­щим, основ­ным, зна­чи­мым. А внеш­ний вид (фено­тип) явля­ется отра­же­нием тай­ной ген­ной речи тела. Поэтому люди вни­ма­тельно читают посла­ние гено­типа с откро­вен­ной фото­гра­фии. Неслу­чайно Fabien Bosdedore (стр 358 в GUP) делает кол­лаж из «гово­ря­щих» частей тела.
Ска­чать Graphic Union Portfolio N13 — номер посвя­щен фото­гра­фам эро жанра.

ню фотография

Кстати, верх кон­сер­ва­тив­но­сти в сохра­не­нии и пере­дачи именно жен­ского генома про­яв­ляет мито­хон­дри­аль­ная днк Евы. (см Вики). «Поскольку мито­хон­дри­аль­ная ДНК насле­ду­ется только по мате­рин­ской линии, у всех ныне живу­щих людей такая ДНК была полу­чена от «Евы». … Согласно про­из­ве­дён­ным рас­че­там, мито­хон­дри­аль­ная Ева (пра­ро­ди­тель­ница мно­гих ныне сущих) жила около 140 тыс. лет назад в Восточ­ной Африке». Чару­ю­щие подроб­но­сти о нашем про­ис­хож­де­нии най­дете в книге – Брайан Сайкс. «Рас­шиф­ро­ван­ный код Ледо­вого чело­века: От кого мы про­изо­шли, или Семь доче­рей Евы». Сайкс дока­зы­вает, что «чело­ве­че­ство, как био­ло­ги­че­ский вид, намного моложе, а все люди намного тес­нее свя­заны между собой, чем пола­гают мно­гие из нас».

Однако о кра­соте формы, спо­соб­ной родить новую жизнь, можно гово­рить и не био­ло­ги­че­ским, а поэ­ти­че­ским язы­ком. Вот, как думает об этом Юрий Андре­евич Живаго (Б. пастер­нак. «Док­тор Живаго»): «…он снова про­ве­рил и отме­тил, что искус­ство все­гда слу­жит кра­соте, а кра­сота есть сча­стье обла­да­ния фор­мой, форма же есть орга­ни­че­ский ключ суще­ство­ва­ния, фор­мой должно вла­деть все живу­щее, чтобы суще­ство­вать, и, таким обра­зом, искус­ство, в том числе и тра­ги­че­ское, есть рас­сказ о сча­стье существования.»

И все же, почему грудь при­вле­ка­тельна? Почему, глядя на неё, у чело­века выде­ля­ются эндор­фины, энке­фа­лины и дру­гие веще­ства радо­сти? Может потому, что это пер­вое, что мы встре­чаем в этом мире родив­шись и что дает нам тепло, еду для жизни и уют? Память об этом сохра­ня­ется на всю жизнь да еще и насле­ду­ется пре­умно­жа­ясь и пре­вра­ща­ясь из сим­вола в сверх-символ (мне­ние аме­ри­кан­ских иссле­до­ва­те­лей Ларри Янг (Larry Young) и Брэйн Алек­сандр (Brain Alexander).

ню фотография портрет

Лично мне более всего нра­вится трак­товка вопроса, пред­ло­жен­ная эво­лю­ци­о­ни­стом Алек­сан­дром Вла­ди­ми­ро­ви­чем Мар­ко­вым в книге «Обе­зьяны, кости и гены». Много мил­ли­о­нов лет назад усло­вия жизни наших пра­щу­ров стали труд­нее и шансы выкор­мить бес­по­мощ­ного дете­ныша были только у тех чело­ве­ко­об­раз­ных, кото­рые обра­зо­вы­вали «семей­ные пары». При­го­товь­тесь к длин­ной цитате.

«Самка была заин­те­ре­со­вана прежде всего в том, чтобы самец ее не бро­сил, самец — чтобы самка ему не изме­няла. Дости­же­нию обеих целей отча­янно мешала при­ня­тая у самок при­ма­тов манера «рекла­ми­ро­вать» готов­ность к зача­тию. Такая реклама выгодна, если социум орга­ни­зо­ван как у шим­панзе. Но в обще­стве с пре­об­ла­да­нием устой­чи­вых пар­ных свя­зей, раз­вив­шихся на базе стра­те­гии «секс в обмен на пищу», самка абсо­лютно не заин­те­ре­со­вана в том, чтобы устра­и­вать сво­ему самцу дол­гие пери­оды воз­дер­жа­ния (кор­мить пере­ста­нет или вовсе к дру­гой уйдет, под­лец!). Более того, самке выгодно, чтобы самец вообще никак не мог опре­де­лить, воз­можно ли в дан­ный момент зача­тие. Мно­гие мле­ко­пи­та­ю­щие опре­де­ляют это по запаху, но у гоминид отбор спо­соб­ство­вал редук­ции мно­же­ства обо­ня­тель­ных рецеп­то­ров. Самцы с ухуд­шен­ным обо­ня­нием лучше кор­мили свою семью — и ста­но­ви­лись более желан­ными брач­ными партнерами.

Самец, со своей сто­роны, тоже не заин­те­ре­со­ван в том, чтобы его самка рекла­ми­ро­вала свою готов­ность к зача­тию и созда­вала ненуж­ный ажи­о­таж среди дру­гих сам­цов — осо­бенно если сам он в дан­ный момент нахо­дится «на про­мысле». Самки, скры­ва­ю­щие ову­ля­цию, ста­но­ви­лись пред­по­чти­тель­ными парт­нер­шами, потому что у них было меньше пово­дов для супру­же­ских измен.

В резуль­тате у самок гоминид про­пали все внеш­ние при­знаки готов­но­сти (или него­тов­но­сти) к зача­тию; в том числе, стало невоз­можно опре­де­лить по раз­меру молоч­ных желез, есть ли сей­час у самки груд­ной дете­ныш. У шим­панзе, как и у дру­гих при­ма­тов (кроме людей), раз­мер молоч­ных желез пока­зы­вает, спо­собна ли самка к зача­тию. Уве­ли­чен­ные груди — знак того, что самка сей­час кор­мит дете­ныша и не может зачать нового. Самцы шим­панзе редко спа­ри­ва­ются с кор­мя­щими сам­ками, уве­ли­чен­ная грудь их не привлекает.

Люди — един­ствен­ные при­маты, у кото­рых самки имеют посто­янно уве­ли­чен­ные груди (и неко­то­рым сам­цам это нра­вится). Но для чего раз­вился этот при­знак изна­чально — чтобы при­вле­кать сам­цов или, может быть, чтобы их рас­хо­ла­жи­вать? Лав­д­жой счи­тает вто­рой вари­ант более прав­до­по­доб­ным. Он пола­гает, что посто­янно уве­ли­чен­ная грудь, не даю­щая ника­кой инфор­ма­ции о спо­соб­но­сти самки к зача­тию, вхо­дила в ком­плекс мер по укреп­ле­нию моно­га­мии и сни­же­нию враж­деб­но­сти между самцами.»

Запись опубликована в рубрике article с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.